Поиск






Календарь

«  Июнь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930




Вторник, 25.06.2019, 01:13
Приветствую Вас Гость | RSS
проект МБУК "Межпоселенческая библиотека"
Парабельское краеведение
Главная | Регистрация | Вход
Ю.К. Красиков. 50-60-е годы. Часть первая. Улицы. Детские забавы.


50-60-е годы. Часть первая. Улицы. Детские забавы.

(Воспоминания Ю.К. Красикова)

Опубликовано в газете «Нарымский вестник, выпуск № 63 от 31 мая 2006 года

ПАРАБЕЛЬ в 50-60-е годы была сравнительно небольшим населенным пунктом. Если встать посередине улицы Советской и вообразить, что это было 50 лет тому назад, то перед глазами появится следующая картина. Под ногами вместо асфальта будет у вас деревянная поверхность, ибо в то время улица Советская была покрыта деревянной чурочкой. Чурочки длиной примерно 40 см, были просмолены и поставлены «на попа», впритык друг к другу. Это и было «деревянной одеждой» улицы. Сверху её засыпали песком, автомобилей в то время почти не было, и ход телеги или ходка был мягким и приятным. Когда чурочки сгнивали, улицу ремонтировали вновь. На всю Парабель было примерно 4 или 5 машин. Идиллия!!!

Такое покрытие «сочинили» не в Парабели, его придумали еще в XIX веке в Европе.

Изготавливали чурочки на большой площадке райкомхоза – это территория, расположенная за военкоматом. Смолили чурочку в основном мальчишки, в заляпанных чёрной смолой рубаха, в больших деревянных колодах, в которых была налита смола. Железными пиками окунали они чурбаки в эту смолу. Потом на телегах везли на Советскую, которую к тому времени уже подготовили и утрамбовали.

УЛИЦ Некрасова, Чехова, Пушкина, Лермонтова и прилегающих к ним тогда ещё не было в помине.

Центральные улицы назывались иначе: улица М. Горького была улицей Верхняя Болотная, улица Комсомольская – Средняя Болотная, улица Шишкова – Нижняя Болотная. Самой чистой улицей была, наверное, М. Горького. Правда, недолго, вскоре содрали с неё дёрн, и стала она, как и все другие. Нечего выделяться!

На улице Шишкова «дежурил» летом трактор, который из непролазной грязи вытаскивал немногочисленный застрявший транспорт. Улицы были очень грязными и топкими. «У нас, что в Москве, только улицы поуже да асфальт пожиже», - шутили земляки. Без злости шутили.

Машин в личном пользовании не было, кроме одной. На улице Шишкова на месте сегодняшнего магазина «На горке» стоял дом. В этом доме жил человек по фамилии Лейбов. У него была инвалидная коляска на четырёх колёсах. Чем не машина, жаль только, что не настоящая. Настоящая появилась значительно позже, году в 64-65-м – «Москвич-408» у Евгения Афанасьевича Матрёнина, преподавателя физики, затем завуча, директора школы. Хороший был человек, толковый преподаватель. Да и водитель неплохой.

ЭТО сейчас тротуары красивые, из асфальта. Тогда они были сплошь деревянные и располагались высоко над полотном дороги, а вдоль них - глубокие кюветы, в которых мальчишки копали червей перед рыбалкой. Червей было много, на всех хватало. Кюветы сплошь были в отметинах – здесь искали наживку.

Как помню, почему-то в то время было очень много комаров. В аптеке продавалась комариная мазь жёлтого цвета, жирная, как вазелин. Нужно было намазать её толстым слоем на лицо и другие части тела, тогда комар не кусал, скорее, не мог прокусить. Других средств не было, как сейчас.

Люди ходили с веточками и обмахивались, как японцы или китайцы веерами (можно подумать!). Хотя это помогало. Да… Гнуса, не в пример сегодняшним дням, была уйма, тучи, в том числе мошек и мокрицы.

Вокруг Парабели было множество болотин, протекали откуда-то ручейки. Возле нынешнего ложка на улице Шишкова, около лесничества, находилось озеро, на которое весной садились утки. Говорят, их стреляли. Хотя точно не знаю, сам не присутствовал.

ЛЕТОМ детвора купалась в Полое. Визг, плеск, гогот… Детворы было много. Все в трусах чёрных, плавок тогда ни у кого не было. Загорелые до черноты.

Купались до посинения и крупной «гусиной кожи», когда зуб на зуб не попадает, раз по 7-8 за день. «Пляж» располагался в устье речки Материчной, она же Шонга. Спуститься на пляж и на берег можно было по длинной деревянной лестнице. Сейчас хорошо видно, что её там не хватает: красивая была и к месту.

Сверху из больницы постоянно стекал ручеёк с какой-то поганой, вонючей жидкостью. Ни взрослые ни дети на такую чепуху не обращали внимания. Слово «экология» не знали и не понимали.

МОСТ при впадении реки Материчной в Полой называли Больничным. При большой весенней воде причаливали к нему парабельские катера, моторные лодки – «Л-3», «Л-6» (такие были марки), под мостом стояла затянутая илом старая большая деревянная баржа, с оскалившимися, еще не сгнившими шпангоутами. Алюминиевых лодок с подвесными моторами не было. Они появились позже, в середине 60-ых.

Летом на больничном мосту часов в 5-6 вечера собиралась большая толпа. К этому времени пастухи с ливы должны были пригнать скот. Образовывался своеобразный женский клуб, здесь происходил обмен местными новостями.

Повстречают коровушек и… домой. Корова шествует по Советской или другой улице, хозяйка или малец с прутиком – по тротуару.

ЗИМОЙ на Полое заливали каток, ставили балок для проката коньков. Это удовольствие стоило 20 копеек, если не ошибаюсь. Не каждый год, но несколько раз было, что на катке не только катались, но и играли в хоккей. Хоккейная команда выступала в простенькой форме, азарта ребятам было не занимать. Освещался каток электрическими лампами.

Для парабельских экстремалов в конце 50-ых устроили как-то зимние гонки на мотоциклах. Первое место занял Иван Михайлович Александров, фронтовик, офицер-артиллерист, участник Парада на Красной площади 7-го ноября 1941 года. Он окончил среднюю Парабельскую школу, после войны преподавал здесь физкультуры, потом уехал в Крым, там и умер.

ЛЮБИЛИ в Парабели и футбол. Всех игроков знали по именам и прозвищам. Футболисты были парни молодые: часть из них училась в школе (вратарь Толя Акимцев стоял в воротах за сборную района с 7-ого класса), часть приехала в Парабель по распределению после окончания вузов.

Частенько именно в Парабели проводили так называемую «зону» - футбольные игры ранее определённой группы районов. Были здесь спортсмены из Каргаска, Белого Яра, Александровского, Колпашева, Пышкино-Троицкого и Молчановского районов, из другой местности, всех не упомнишь. На стадион можно было попасть только купив билет или через забор. Говорили парабельцы так: «Играют «Спартак» - «Динамо», через забор – и… тама».

Раздевалка была маленькая, брусовая, налево, направо – по комнате. Трибуны неказистые, всегда заполненные. Пьяных или выпивших не видно было. Приходили, как на праздник. Какая там пьянка?

Сейчас на стадионе видна растущая на поле зелёная травка, раньше этого не было. Босоногие пацаны всё выбивали до земли, пыль стояла столбом. Мальчишки тоже обожали играть в футбол. Никто никого не организовывал, не собирал, учёбу не проводил. Было в Парабели 6-8 команд, сегодня их назвали бы доровыми. Тогда никак не называли. Играли в разных местах: на ливе, на улицах, за Полоем с заполойскими, в общем, где придётся. Спортивной формы, конечно, не было, но старались, чтобы экипировка была сходная.

На стадионе почему-то играли мало, вероятно, из уважения к игре настоящих футболистов или, понимая, что рано ещё «блистать» на главной спортивной арене района.

Порой играли просто так, без судьи, без команды – играли, как говорится, «сколько влезет», другой раз до часу ночи. Роса выпадет – матч закончен.

ИНТЕРЕСНО было на улицах и зимой. Проезжали по ним кошёвки и другие сани. Кошёвки хозяева обтягивали красивой тканью, на ней - рисунки с «огурцами», розвальни тоже были украшены на разный лад. Красивые средства передвижения, загляденье, душа радуется, и ни одной «иномарки».

На дорогах было много того, чем испражняются лошади время от времени, так называемые шавеши. «Пошли шавеши гонять», - так звали друзей поиграть в салки, или, как чаще говорили в догоняшки.

Потом это всё замерзало и становилось, как камень. И можно было играть в «баши», «догоняшки», «салки», пинать конские каштаны, чтобы «засалить» кого-нибудь из партнёров. Танцы-пляски на снегу, одним словом. Без аккомпанемента. Называли эту игру, впрочем, по-разному. Сейчас такой забавы нет.

ДРУГОЙ забавой было поить коней. В организациях их было в то время много. Вечером, как, впрочем, и утром, их необходимо было поить. Поили коней на реке Полой, где во льду были сделаны длинные проруби. Я ещё захватил время, когда домохозяйки или старики гоняли на водопой и коров. Ветеринары говорили, что такой променаж очень полезен для коров. Мы, пацаны, очень любили заниматься подобным делом. К какой конюшне ты приписан, было известно каждому. Утром такому важному делу «мешала» учёба. Несмотря на это, некоторые ухари сбегали с уроков ради того, чтобы напоить коней. Вернее, не сбегали, а попросту не приходили на первые уроки, хотя не всегда, конечно.

А вечером ты уже часам к семи идёшь спокойно. Конюх добровольных помощников уже ждал. Сколько человек – столько выдавал уздечек. Взнуздали и поскакали… без сёдел на Полой коней поить. Здорово, интересно, тебе доверяют, и ты справляешься. Если упал, ничего, ноги в руки и за табуном. Догонишь его уже на реке, теперь проблема изловчиться и взгромоздиться на своего коня, а то опять пешочком, вслед за более удачливыми. И завтра, и послезавтра, и ещё, ещё – коней на водопой. Счастье – через край.


Copyright MyCorp © 2019